Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Трубка

Здесь можно общаться.

1. Если вы хотите мне сказать что-нибудь срочное - вам сюда.

2. Если вы хотите предложить мне просто поболтать, или дружбу, или любовь, или две любви, или чашку кофе, или сходить в кино, или послушать музыку, или что вам там еще нравится, - можно сделать это здесь.

3. Если вы хотите обругать меня, или быть обруганным (-ой) мной, - что поделать, вам тоже сюда.

4. Анонимные вопросы мне можно задавать здесь. Правда, я понятия не имею, увидите ли вы ответ. Я пока не нашел способа просмотреть все свои ответы.

5. Поиск по журналу - вот он. Я понятия не имею, как он работает, но понтов ради пристроил. Есть не просит, денег не стоит, пусть будет.

Поиск по блогу
Трубка

Про жидов, шваль и по морде.

Это все на другом языке.
Это какой-то имманентный сбой то ли в трансляции, то ли в расшифровке. То ли декодер хамит, то ли звук в одной плоскости, а слушают другую. Ладно, к теме.

В хорошем, годном тексте Михаила Калужского долго, подробно и на хорошем русском языке анализируются современные формы "интеллигентского" антисемитизма в России на примере плодов пера последних недель господ Прилепина, Наврозова и Багирова, а также визита Патриарха в Белосток со своевременно отредактированной, но все равно вытащенной на свет божий в первоначальном виде новостью на Ленте.ру. Там, если кто не читал, его святейшество открытым текстом обвиняет в смерти младенца иудеев. Ну и Кураев, разумеется, но чего мы не знали о Кураеве в этом аспекте?
С одной стороны, делается вывод о том, что в понятие "еврей" постепенно утрачивает (если уже не утратило) у упомянутых творцов узкоэтнический смысл (генерал Макашов с батькой Кондратом, помнится, опередили их на полторы декады, но они и близко не были интеллектуалами, так что несчитово) и включает теперь вообще всех "не своих", "чуждых" что политически, что классово, что культурно. С другой стороны, характерно, что для этой обобщенной категории врагов выбран именно этот этноним. Не то чтобы я предлагал замену, хотя как вариант можно бы и алеутов каких рассмотреть: и творцам удобно, и не обидится никто...
С другой стороны, автор констатирует наличие (возрождение?) антисемитизма как преобладающей формы русской ксенофобии в среде интеллектуалов. И приветствует переход оного антисемитизма из латентной в явную форму: так-то оно понятнее, об кого не мараться и в кого не вступать.И все это чертовски справедливо, и спорить там не о чем, а раз не с чем спорить в статье, мы, пожалуй, уйдем на мета-уровень.

Я понимаю желание людей осмысливать происходящее вокруг них, это их право, это, в конце концов, один из механизмов выживания, тем более у евреев. Нет сомнения, что, не благодушествуй мы накануне Холокоста на счет германской (польской, эстонской, венгерской, румынской) культурной традиции и старинного добрососедства, счет жертвам мог бы быть куда меньше. Памятники погибшим в Холокосте в европейских столицах отлично сделаны и берут за душу, но, ей-богу, лучше б их не было, а нас выжило больше. И как упреждающий звонок, как сигнал раннего оповещения, статья и уместна, и своевременна. У меня не с ней проблема.

У меня проблема с евреями. Мне самоощущение и поведение знакомых евреев в России кажется странным. Возможно, мне сдвинули мозг годы в Израиле, и я просто забыл, как воспринимал окружающее до 90-го года. Или же правы те, кто говорили мне в армии, что есть евреи (подразумевая евреев галута), а есть израильтяне, и понять друг друга нам сложно. Может быть, и так, но тогда нужна поправка: есть российские (экс-советские) евреи, а есть все остальные. Потому что среди американских и французских евреев, с которыми я общался, даже среди тех, кто много поколений живет в своих странах, а в Израиле бывают эпизодически либо просто ведет с ним дела, нет той настороженности и готовности к враждебности со стороны окружающей среды. Здесь, разумеется, в анамнезе и десятилетия государственного антисемитизма, и лишь милостью божьей миновавшие евреев репрессии начала 50-х, и традиционный антисемитизм господствующей религиии. Но.

Почему у меня есть ощущение, что реакция среднего российского еврея на антисемитизм всегда одинакова: либо быстро покинуть место происшествия, втянув голову в плечи, либо врезать обидчику с разворота? Я не оговорился: это одна и та же реакция. Агрессия есть проявление того же страха, это мы еще на профессиональных борцах с геями выучили, хотя смотрится, спору нет, куда мужественнее. Так почему?

Еще он с обостренным вниманием вслушивается в долетающие до слуха фамилии в поисках еврейских признаков, всматривается в фотографии, и расстраивается, если предположения не подтверждаются. Когда Быков громко заявил, что считает себя русским писателем и поэтом, моя знакомая, дама за пятьдесят, большая поклонница хорошей поэзии, всерьез загрустила и чуть было не объявила Быкова предателем.

А еще он часто шизофреник. Справедливости ради, он не сам себе это устроил. Когда евреем официально быть можно, а исповедовать иудаизм и даже просто изучать иврит подсудное дело (и мой преподаватель таки сидел), когда для подтверждения лояльности от еврея требовалось отмежеваться от Израиля, когда крестись - не крестись, а бить все равно будут по морде, - хочешь не хочешь, а раздвоишься. И поэтому у меня нет вопросов к людям старше полтинника. Но, ребята, а у двадцати-тридцати-сорокалетних-то оно откуда?

Неужели русская культура, при всем ее богатстве и при всем уважении (и сочувствии) к тем, кто почему-либо считает ее единственной для себя доступной, а свое существование возможным исключительно в ее поле, - неужели она диктует евреям подобное поведение? Неужели компромисс между любовью к Чехову и знанием о его антисемитизме требует в качестве цены пренебрежения собственным национальным достоинством?

Каковое достоинство, по моему глубочайшему убеждению, заключается не в том, чтобы свернуть обидчику нос на ухо в ответ на "жидовскую морду", а в том, чтобы искренне не заметить его. Не воспринять как оскорбление. Не готовиться ежеминутно к бегству или драке, не вслушиваться настороженно в слова, боясь услышать в них ксенофобию, а воспринимать себя в этом мире достойным человеком именно в силу своей национальной и культурной принадлежности. И вести себя так, чтобы о жидовской морде в его адрес и не вспоминали. Оскорбляют ведь тех, кого считают либо ровней себе, либо ниже себя.
Правда, это сложно: считать себя частью русской и только русской культуры и одновременно гордиться тем, что ты еврей. Это тоже шизофрения. Можно быть русским евреем и принадлежать и к русской, и к еврейской культурам, но нельзя быть евреем, оставаясь только русским по культуре и не имея представления об истории, языке, религии собственного народа.

Количество российских евреев, говорящих на иврите, ничтожно. Кто-то даже изучает "библейский иврит" как просто еще один мертвый язык. Не учит Тору, как уважающий себя ешиботник, не учит иврит, как язык общения, выросший из того самого библейского. Ребята тщательно изучают сферический хобот слона, не имея понятия о том, какому животному этот орган принадлежит.

В таких условиях мониторинг антисемитских высказываний всякой, ей же богу, швали вроде Багирова, несомненно, оправдан. Тонкость только в том, что швали кругом много. Ее вообще везде много. И предупреждать о каждой очередной антисемитской выходке, боюсь, придется постоянно, ибо бытовой антисемитизм никуда, в общем-то, не делся. Он, разумеется, сильно разбавлен кавказофобией, чечено-, даго-, таджико- и прочими фобиями, но не стоит расслабляться: у людей, ненавидящих "хачей", "азеров" и прочих "черножопых", достанет в сердце места и для ненависти к "жидам".

Явление никуда не делось. И никуда, боюсь, не денется. В нашей власти лишь решать, как с ним жить, уж если жить. Можно закрывать голову руками и убегать, либо бить в морду при всяком удобном случае, и попутно в очередной раз на хорошем русском языке писать умный и грустный отчет о наблюдениях за российским антисемитизмом среди интеллектуалов. Либо же не давать швали повода думать, что она вам равна. Что требует, разумеется, некоторых усилий и коррекции самоидентификации. Привычнее, разумеется, как было.

Извините за сумбур.
И да, неевреям, наверное, будет неинтересно.

Кот

Подзамок.

В остальном - потихоньку. Рулить полупацанским софтверным бизнесом на пару с еврейским интеллигентом, изо всех сил старающимся казаться крутым пацаном а ля Вован, в стране глобального распила госбюджета оказалось - не пойму чего больше - и забавным, и раздражающим, и увлекательным.
Забавным до того момента, пока ты еще в состоянии относиться к окружающему как к видеоряду из экскурсии в зоопарк, радражающим - после этого момента, а увлекательным только в той степени, в какой есть еще надежда все-таки сделать из всей этой затеи что-нибудь приличное. Когда ее не станет - и меня тут не будет, потому как с совковыми братками сотрудничать только из-за денег мне неинтересно.
Абизян

Дыбр.

Основной темой еженедельной планерки в очередной раз было угадайте что. В этот раз - с конкретикой. Конкретика, надо сказать, звучала совсем не празднично. В Западной Сибири из пяти тысяч человек останутся две с половиной. В Нарьян-Маре из трехсот - никого. В Перми предположительно - две тысячи вместо нынешних четырех. В центральном аппарате обещаны аналогичные меры, хотя нас тут всего-то 170 человек. Президент тщательно раз за разом проговаривает фразу "приведение численности в соответствие с объемами работ" (и не отвалится же язык!) вместо короткого и удобного слова "сокращение".
Оставшимся переиграют зарплату. 50-60% оставят как базовую, остальное - в виде "премий" или "бонусов" на усмотрение начальства. Есть мнение, что вектор усмотрения можно уверенно прогнозировать уже сейчас.

А через 15 минут планерка уже у меня. Буду доводить, так сказать, до населения. Гнусная ирония судьбы: вполне может случиться так, что сперва мне придется увольнять кого-то из своих, а потом прощаться самому. Правда, пермских я вчера отстоял. Когалымских, видимо, в полном составе отстоять не удастся: там у меня довольно много народа, и загрузка объективно уже давно не полная.
Грустно, короче, девицы.

У коллег, правда, тоже невесело. Кому ни позвоню: одни уже половину урезали, другие спешно ищут, кому бы продаться. Хризись.
Борода

Гламур.

Портрет человека, придумавшего дизайн Ровербуков, должен висеть в каждом отделении милиции, ну или как минимум - в каждой лаборатории дактилоскопии. Слева от Путина, справа от Путина или вообще вместо Путина - это по вкусу. А вот мозг этой творческой натуры следовало бы заспиртовать и демонстрировать в Кунсткамере с приличествующей случаю аннотацией: дети, не будьте такими, как Влас.

Ровно через три минуты после извлечения новенького компьютера из коробки он уже покрыт ровным слоем идеальных отпечатков пальцев. Есть подозрение, что этой глянцевой поверхности даже не обязательно, чтобы до нее кто-то дотрагивался пальцами. Она эти отпечатки, видимо, уже как-то из воздуха на себе конденсирует. И ровно через три минуты новый - муха не сидела - компьютер выглядит захватанным, как граненый стакан у автомата с газировкой, если кто помнит. Тьфу, прости господи. Зато к нему в комплекте прилагается спецательная такая тряпочка из типа замши или еще какой-нибудь очкопротирочной мануфактуры.
Предполагается, видимо, что весь из себя серьезный пользователь всякий раз перед употреблением девайса будет элегантно протирать его этой вот самой ветошкой, прятать ее в нагрудный карман и только потом, обращаясь к партнерам, потирать руки в деловом энтузиазме и вопрошать: "Ну-с, коллеги, начнем?"...

Прямо даже как-то уменьшается желание поддерживать отечественного производителя...
МЭ

Школьный дыбр.

Бужу ребенку утром в школу. Аленушка, чмок-чмок, доброе утро, чмок-чмок. Уси-пуси. Девочка-ласточка.
Ласточка поднимает с подушки хмурую и абсолютно осмысленную мордочку:
- Папа, кто тебе сказал, что оно доброе?!
Книга

Дресс-код.

Возникает жгучее желание найти человека, придумавшего эти слова, и придушить галстуком. От Версаче.
С понедельника мне придется - еже-матьтвою-дневно! - надевать костюм и рубашку с галстуком и переться во всем этом в офис. Блин. Президент, понимаешь, постановил.
Есть, конечно, и плюсы: в моем кабинете таки присутствует кондиционер. Из минусов - глажка рубашек. То есть, стирать я их умею - в машину засунул, ушел-пришел - готово. А вот гладить...
То есть, у меня их уже сейчас штук двадцать накопилось постиранных и неглаженных. Уже с полгода в шкафу валяются. Я, конечно, глажу их по мере необходимости, по одной. Но у меня получается, во-первых, медленно, а во-вторых, как-то наперекосяк.
Никто не знает, есть где-нибудь какой-нибудь сервис, который можно вызвать на дом, чтобы они мне тут рубашки погладили - сразу все. А? Утюг я дам. Я бы тогда их раз в пару месяцев после большой стирки вызывал. И все довольны. А?
Ну вот мужика ведь можно ведь вызвать, чтоб дырки в стенке просверлил, да? Или там лампу повесил. Лампу я и сам умею, дырки тоже умею, и получается куда лучше рубашек. А с рубашками беда. Я ведь даже не настаиваю, чтоб приходила именно женщина, именно молодая, именно красивая, и шоб размер не менее третьего. Ни-ни, ни разу! Пусть будет второй, хрен с ним! Мне шоб только рубашки опосля того были поглажены.
А?
Матрица

Зоо.

Поскольку я тут эти три дня выпасаю драконов, времени особенно ни на что не остается. Вчера вот свозил их подкормиться мяском, сегодня - в зоопарк, на тигров посмотреть. Там самые интересные звери пока еще не выставлены, холодно. Collapse )
Абизян

Дыбр.

Разговорились тут в гостях: правда, пока в гостиной, а не на кухне. Милые люди, к шестидесяти, всю жизнь никуда не выезжали. Спрашивали про Израиль, как там, что там. Как уезжали да почему уезжали. Всех ли диссидентов отпускали.
Ребята, говорю, не путайте отказников с диссидентами. Впрочем, я все равно не был ни тем, ни другим.

Интересно: оба слова еще недавно неоспоримо принадлежали прошлому. А сегодня, глянь, диссиденты уже вовсю обратно есть, хотя за границу их пока насильно не выгоняют и гражданства вдогонку заочно не лишают. Правда, частенько считают врагами, поливают по-разному, что, в общем, вполне свидетельствует в пользу качества работы советской идеологической службы. И Союза уж сколько лет как нет, а любой несогласный у нас все еще к врагу ближе, чем к своим.Collapse )