Tags: Культура

Йокозуна

Апдейт к предыдущему.

Как мне верно заметили, анекдот про "не люблю я тебя, мужик" больше подходит к книге Иова. А в книге Бытие Г-сподь просто предстает отъявленнейшим иезуитом и вообще редкой сволочью. Проси, говорит, фараона отпустить тебя, а я ожесточу его сердце и за это же его и поимею. И так десять раз. А вы еще удивляетесь, отчего египтяне нас не любят. Вот оттого и не любят.
Пеликан

Сакральное.

Мистическим образом куда-то делся мой ТАНАХ. Еще полгода назад я его откопал (случайно, впрочем), благоговейно протер от пыли и поставил на место, а намедни просто обыскался - и с нулевым результатом. Зачитали его у меня, что ли? Так кому он тут нужен, на иврите-то? А читать Ветхий Завет в русском синодальном переводе мне трудно, там слишком много мест, где имена собственные выглядят совершенно немотивированно, хотя в тексте наличие именно этого имени прямо выводится из неких описанных здесь же событий. Мол, вот потому его так и назвали. По-русски - полная нестыковка и недоразумение, неизбежное следствие перевода; на иврите - совершенно очевидная причинно-следственная связь, не вызывающая вопросов.

По результатам прочтения книги "Бытие" возникает стойкое ощущение, что любимым анекдотом Всевышнего был тот самый про "Ну не люблю я тебя, мужик, НЕ-ЛЮ-БЛЮ!!!".

Книга

Коломенское.

Что делают люди, у которых в детстве все игрушки были прибиты к полу не было песочницы?

Вот в моем детстве, например, не было нормальных военных игрушек. Страна, между тем, долгие годы не покладая рук готовилась отразить нападение врагов, в детских садах публика училась ходить строем и в ногу, на уроках труда школьники трудились над копиями "калашниковых" в натуральную величину, несуны перли на заводах самовары, а собирались из них только минометы, а вот сколько-нибудь реалистичного вида "пестиками" нас так и не снабдили. В результате внеклассное военное образование дети моего поколения получали с помощью подручных средств, большей частью найденных на помойке, а ставши взрослыми, почти поголовно переболели инфантильным милитаризмом, дорвавшись кто до самого настоящего оружия, если форма была тяжелая, а кто - до китайских пластмассовых пистолетов, стреляющих круглыми оранжевыми пульками и похожих на натуральные в достаточной степени, чтобы у кассира в банке не возникало сомнений насчет того, кому тут следует отдать деньги. Ваш же покорный слуга вообще умудрился переболеть дважды, сперва в тяжелой форме, а потом и в щадящей.
Что-то похожее было и у девочек. По крайней мере, я знаю как минимум трех своих ровесниц, которые покупали своим дочкам всяких там Барбей и Братцев со всеми одежками-побрякушками, детские наборы посуды и комплекты "Доктор" и самозабвенно возились со всем этим, прежде чем отдать наконец целевой аудитории.

Но вот с чем у нас всегда был полный порядок, так это с песком. Песка у нас было много. В каждом дворе росла песочница, а то и не одна, и каждую весну стараниями ЖЭКа в них обнаруживался новый урожай песка. Соответственно, первые годы жизни все городские дети так или иначе занимались приобщением к искусству скульптуры, с помощью подручных средств или без оных. Известное дело, если в детстве чем-то вдоволь наиграться, компенсаторная тоска потом уже не наступает. Видимо, поэтому жанр песчаной скульптуры у нас не то чтобы сильно распространен, а может, климат свинью подкладывает, или просто не хочет народ ваять нетленку до ближайшего дождя, кто знает. Так или иначе, зрелище это весьма редкое, экзотическое, а потому вдвойне интересное. И, положа руку куда там полагается, не ассоциируется песок с какими-то тонкими и сложными произведениями искусства. То ли в силу своей сыпучести и произрастающего из нее непостоянства, то ли из-за детских воспоминаний, в которых сохранились по большей части куличи из пластмассовых ведерок. Тем сильнее впечатления от конкурса песчаной скульптуры в Коломенском.

Collapse )

Абизян

Межкультур.

"Женщины без чадры - это опасность, которую власти недооценивают. Ситуация весьма серьезна: едва мужчины увидят этих дурных женщин, как озвереют, и за последствия придется расплачиваться всему обществу". Via nalymovМишука Налымов

Только приснопамятные проповеди рава Овадьи о том, что мужчина, идущий между двух женщин, уподобляется ослу, напоминают мне, что все-таки не все так грустно, видимо.
Мыш

Фгук.

Арман Шарль Карафф, "Метелл, останавливающий воинов".



Воля ваша, ребята, но что-то не стыкуется у меня с этой картинкой. То есть, глядючи на сию живопись, можно примерно представить себе, как там было дело. С одной стороны - с левой - энное количество мужиков, рвущихся к женщинам направо. Уже одно это обстоятельство, это вопиющее нарушение всех канонов композиции межполовых связей должно было указать искусствоведам на возможную фальсификацию полотна мастера Караффа.
Справа, однако, о чем-то таком явно догадывались: и что полотно левое, и что в нем поэтому все должно быть понарошку. А потому заранее выставили всех дам наружу: да пожалуйста, да берите, да у нас они все равно лишние. И засели на стенах - посмотреть, как оно будет. И все бы ничего, да что-то где-то засбоило: то ли левым забыли сказать, что они левые, и что все тут не всерьез, то ли девушки попались не в меру целомудренные, но в результате распаленные мужики - так не доставайся же ты никому! - давай пулять в прекрасный пол из луков, и пока там разбудили режиссера, уже почти весь перепуляли. И теперь стоит он слева от центра композиции, властным жестом приказывает всем заткнуться и лихорадочно соображает, где ему заново набрать женскую массовку в город.

Пеликан

Межкультур-мультур.

Ну то есть как...
Вот я знаю, к примеру, что в иудаизме встречаются заповеди, на современный слух звучащие куда страньше... Но вот поскольку с иудаизмом я знаком все-таки ближе и знаю, что многие из них к сегодняшнему дню превратились в полнейший архаизм и никем ни разу не соблюдаются, то и отношение к ним спокойное. Ну вот вроде как к тем забавным "идиотским американским законам", которые периодически то тут, то там цитируют русские идиоты, чтобы показать, какие идиоты американцы. Все помнят, да? Где-то там минет запрещен, где-то коров на балконе пасти нельзя и так далее.
И все равно, читаю, и периодически оторопь берет.